till12
Оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться.
Пусть другие превозносят умников, я хочу вознести хвалу глупцу, которого Господь избрал, чтобы посрамить мудрых.

Наш брат Мойше носил гробы на похоронах – такова была его работа: он страдал легкой формой безумия, не опасной для окружающих. На наших собраниях он всегда громко и шумно плакал, когда проповедник рассказывал о страданиях Спасителя, и восторженно хохотал, когда говорилось о Его торжестве.
Другие верующие конгрегации считали, что Мойше им очень мешает. Один даже пообещал ему – Мойше был очень беден, - что если он себя будет вести тихо во время службы, то сможет каждое воскресенье приходить к нему на обед, где подавались жаркое, пироги и фрукты.

Всю следующую неделю Мойше продержался: его почти не было слышно; но когда через неделю проповедник заговорил о Воскресении, он вскочил и закричал, прерывая проповедь: «Не видать мне жаркого, но - аллилуйя!».

 

В 1939 году какой-то антисемит выстрелил в Главного раввина Нимеровера. Он не был даже ранен, так как пуля прошла через пальто, но заболел от пережитого испуга и слёг в постель. Толпы евреев ходили к нему с поздравлениями по поводу счастливого избавления от смерти. Среди них был и Мойше. Он сказал раввину: «Вот видите, Господь не хочет, чтобы грешники умирали во грехе. Он хочет, чтобы они обратились в истинную веру и спаслись».


Как-то придя к нам на обед, он сказал моей жене, когда мы все усаживались за стол: «Сестра, пожалуйста, забери у меня нож. Я знаю, что я душевнобольной, и я дал обет Богу никогда даже не касаться ножа, чтобы в минуту безумия не причинить кому-нибудь вреда. В конце концов, обходились Адам и Ева без ножа!». Я подумал тогда, что многие умные люди могли взять пример с этого сумасшедшего.

В январе 1940 года в Бухаресте вспыхнуло восстание фашистской организации, называвшейся Легионом Архангела Михаила. Было убито очень много евреев; с некоторых из них сдирали кожу, а трупы подвешивали на крючьях с бойни, под надписью «кошерное мясо».

Мойше сидел в дешёвой чайной, когда туда ворвалась банда фашистов. Их главарь закричал: «Все евреи – вон отсюда!» Евреи вышли, и на улице их начали распихивать по грузовикам, чтобы отвезти в лес и там расстрелять. Мойше, у которого была типично еврейская внешность, продолжал сидеть и спокойно пить чай. Главарь зеленорубашечников крикнул ему: «Эй, грязный еврей, ты что, не слышал? Я же сказал: вон отсюда!» Мойше спокойно ответил: «Дорогой брат, грязные евреи – это те, кто делают то же, что сделал Иуда: продают Иисуса. Я же израильтянин, любящий Спасителя». «Заткнись и выметайся!». Мойше вышел. На улице раздался новый приказ: «В грузовик, грязные евреи!». Мойше повторил свои слова: «Грязные евреи – это те, кто делают то же, что сделал Иуда: продают Иисуса. Я же израильтянин, и люблю Его». Тогда один из главарей банды распорядился: «Оставьте его! Вы что, не видите, он же проповедник!» И Мойше отпустили.

 

Но вместо того, чтобы тут же уйти, Мойше успел сказать тому человеку: «Я вижу, что вы человек добрый и милосердный. Господь воздаст вам за это! Но не останавливайтесь на половине пути: отпустите и всех остальных из грузовика».


Сумасшедшие иногда обладают невероятной силой внушения; я думаю, что у Мойше была такая сила, хотя у него она объяснялась не сумасшествием. Во всяком случае, произошло невероятное: зеленорубашечники приказали евреям сойти с грузовика и отпустили их по домам. И вот тут-то Мойше здорово испугался; он кинулся домой и долго не выходил из своего укрытия, пока не кончились погромы.
Спасённые им евреи рассказывали эту историю всем и каждому, и, поскольку он исчез, все решили, что его нет в живых, и стали называть его Святым Мойшей.

Погиб он трагически, заболев желтухой в концентрационном лагере.

Ричард Вумбранд

@темы: IНЦI