till12
Оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться.
Более миллиона советских рублей выпустил в «домашних» условиях человек, о котором я хочу рассказать. Рубль в то время был дороже доллара. 1982 год. Подпольная типография печатала 25-рублевые купюры. А чего на трешках мелочиться! Жизнь удалась – за одной коробкой хороших конфет мог спокойно полететь из Киева в Ригу. Ну и всё остальное соответственно.

Через три с половиной года и этого показалось мало. Он и его коллеги по цеху решили переориентироваться на 100-рублевые «бумажки». Попались случайно. На мелочи. Когда следователи вникли в процесс печати, то воскликнули: «Да вас не сажать надо, а нобелевскую премию за изобретение выдать!» У прокуратуры, однако, было другое мнение. Статья расстрельная. Спасла только перестройка и горбачевские послабления. Повезло, можно сказать – «всего» 14 лет дали...

 

 

Виктор Мураль-Сикорский. Впрочем, и имя, и фамилию человеку, столь радужно улыбающемуся с фотографии, присвоили в детском доме. Никто и теперь уже никогда не узнает как зовут его мать и, тем более, отца. Женщина, родившая его, завернула младенца в тряпку, вынесла на улицу и ...выбросила в мусорный контейнер. Там бы и закончилась еще толком не начавшаяся жизнь, если бы не случай.

Какой-то человек выбрасывал мусор и услышал странный писк. Сначала подумал, крысы. Прислушался и обнаружил сверток, который издавал писк. Новорожденного определили сначала в больницу, а затем в детский дом. «Последний раз я плакал примерно в семилетнем возрасте, – рассказывает Виктор, – потом понял, что за тебя никто вступаться не будет, только сам пробивай себе дорогу. И только силой».

Пошел в секцию дзюдо. Сделал мастера международного класса. «Буду сильнее всех, пусть меня все боятся!» Но аварийная травма сломала все планы. До сих пор ходит с палочкой. «Значит, – решил юноша, – надо податься в науку. Не поискать ли мне смысл жизни на философском факультете университета?» Закончил. Успешно. Но смысла жизни так и не нашел. Стало быть нужно попробовать найти его в чем-то другом.

Жена работала на полиграфическом комбинате. Заходя к ней на работу, интересовался печатными технологиями. И как выяснилось – не зря. Решил «помочь» советскому государству печатать деньги. Преуспел – государство нашло в обороте почти полтора миллиона «лишних» рублей - купюр с одинаковым номером. (В сторублевках планировалось и этот «недостаток» устранить.) В 1985 году, после трех лет красивой жизни Виктора и четверых его подельников арестовали.

На зоне встретился с последними узниками совести. Они, как и он, сидели за подпольное печатание. Вот только печатали они не рубли, а ...Библии. Подумал: «Что за ненормальные?» Соответственно и относился к ним: «Ребята, я для людей намного вас больше сделал. Я не одну нищую старушку не прошел, чтобы не дать ей милостыню. И не сколько-нибудь давал, а двадцатипятирублевку! А вы что со своими книжечками? Кому они помогли?»

«Христосики», освободившись в 1988-м, на следующий год пришли снова. Но уже как вольные, для проповеди Евангелия. Послушав их, рассмеялся. «Кому вы хотите втиснуть эту мульку? Выпускнику филфака университета? Оставьте мне вашу книжку до следующего визита и я разнесу эту вашу философию в пух и прах!»

– Оставим! При двух условиях. Первое, что на самом деле будешь читать. Второе – будешь молиться перед чтением, чтобы Бог тебе открыл смысл читаемого.
– Ладно, обещаю!..

Завел тетрадь для критических заметок, молится: «Бог! Я не знаю, если ли Ты там, на небе, но я вот обещал тому типу молиться перед чтением, то вот и молюсь. Помоги понять то, что там написано. Аминь».

Читает: «Авраам родил Исаака...» «Хм... Вот ведь народ! Надо же, в такую ерунду верят! Не, ну разве не дебилы?! С каких это пор мужики стали рожать?» Тетрадь быстро заполнялась «аргументами». Уже ждал с нетерпением прихода «христосиков», как вдруг однажды при чтении его осенило: «Так это же про меня всё! Я, я-я-я тот самый разбойник, который нуждается в прощении. Не так я жил, не так живу. Совсем всё у меня не так!»

Вышел за барак. Постелил тряпку, встал на колени. Поднял взгляд и ...в первый раз в жизни увидел небо. Бездонное, спокойное небо, усыпанное жемчужинами звезд.
– Господи! Ты – великий, могущественный и святой! Ты не забыл меня, выброшенного матерью в мусорный контейнер. Я Тебе не безразличен. И не безразличен настолько, что ты пошел на крест ради меня? Кто Ты, Господи?!

Было это в ночь на 10 сентября 1989 года. Утром вошел в барак и заявил, подняв руки: «Мужики! Вы видите эти руки? Так вот если я хотя бы раз еще сяду играть с кем-то «на интерес», отрубите их. Теперь эти руки мне не принадлежат, они принадлежат Христу».

Такой тишины, которая повисла в воздухе после произнесения эти слов, в бараке не было наверное со дня его постройки: «Ну, всё, дочитался Сикорский! Крыша съехала...»

Были еще долгих шесть лет тюрьмы (освободился только в 1995-м), был разрыв с женой, которая не приняла его после освобождения. Слишком жестоко по ее мнению он «подставил» семью – по статье полагалась конфискацию имущества. Жена не сразу простила нищенскую жизнь, скитания по общежитиям после его ареста. И тем более не могла поверить в то, что он в чем-то изменился. Много всего было...

Сегодня Виктор радуется жизни. Проповедует и том, что счастье не в силе, не в философии и не в деньгах. И даже не в и количестве! Счастье – только во Христе! Скоро ему исполнится 57. Он полон энергии и громадных планов. Все они связаны с благовестием. В первую очередь в зонах, заключенным. Мечтает снова завладеть миллионом. Но на этот раз – миллионом душ. Для Христа.
Успехов Вам, Виктор!

 

Отсюда: andy-777.livejournal.com/42465.html#cutid1

 

 


@темы: свидетельство